Турецко-крымский марш

Турецко-крымский марш

Турецко-крымский марш

Может ли Анкара создать на полуострове очаг напряженности?

В крымскую игру запоздало включается Турция. Во вторник стало известно, что сразу после референдума в Крыму, вечером 16 марта, турецкий премьер Реджеп Эрдоган якобы связался с президентом РФ Владимиром Путиным по телефону, и предупредил: если самооборона Крыма осуществит насилие в отношении крымских татар, Турция будет вынуждена перекрыть Черноморские проливы для российских судов. Об этом сообщил украинский информационно-аналитический сайта «Хвиля» со ссылкой на турецкий дипломатический источник.

По словам источника, 16 марта Эрдоган на встрече с одним из лидеров крымских татарМустафой Джемилевым обсуждал угрозы татарам в Крыму в связи с политикой России. Именно после этого разговора турецкий премьер вроде бы позвонил Путину. Напомним: в день крымского референдума экс-глава меджлиса крымско-татарского народа Джемилев (возглавлял меджлис с 1991 года, в 2013 году на этот пост был избран Рефат Чубаров) срочно покинул Крым и вылетел с визитом в Турцию.

Надо сказать, крымско-татарская община (14% населения полуострова) стала главным противником референдума о присоединении Крыма к России, однако сам референдум ее расколол. Сам Джемилев заявил, что 99% крымских татар не голосовали на референдуме. По другим данным – первого вице-премьера автономии Рустама Темиргалиева,– в референдуме приняли участие около 40% крымских татар. Поясним: бывший советский правозащитник и диссидент Мустафа Джемилев, который в свое время избирался в украинскую Раду по спискам «Руха», ориентируется, в основном, на Анкару, а господин Темиргалиев – на Москву.

Накануне референдума Темиргалиев встречался с главой Татарстана Рустамом Миннихановым, и по итогам встречи заявил, что в случае вхождения Крыма в состав России крымские татары получат квоту в 20% в органах власти республиканского уровня, плюс дотации на обустройство переселенцев. Другими словами, дал понять, что Москва не останется в долгу, если крымские татары встанут на пророссийские или хотя бы нейтральные позиции.

Но и Джемилев сдавать позиции в крымско-татарской общине не собирается. По словам экс-делегата курултая (парламента крымских татар) Руслана Бальбека, Джемилев и его преемники контролируют все крымско-татарские средства массовой информации, а сайту меджлиса оказывает поддержку Национальный республиканский институт США. Словом, ресурсы у крымско-татарской оппозиции имеются.

С другой стороны, именно сейчас, когда Крым стал независимым, но к России еще не присоединился, для Турции открывается окно возможностей для игры на крымском направлении. Анкара – наравне с ЕС и США – продолжает настаивать на сохранении территориальной целостности Украины и незаконности референдума. В этой ситуации Турция может активизировать поддержку крымско-татарской общины и создать таким образом «пятую колонну» на полуострове. Если часть крымских татар будет жестко отстаивать свои права, России можно ожидать в Крыму межэтнических проблем: если она будет идти на значительные уступки татарам, это будет раздражать русских крымчан, если на уступки русским – будет раздражать татар. В итоге, ситуация с крымскими татарами может стать «граблями», на которые наступит Россия.

Будет ли Турция вмешиваться в крымские дела, и чем это чревато для России?

– Сейчас не стоит ориентироваться на сообщения СМИ, не подтвержденные из других источников – мы не можем точно знать, что именно говорил Путину Эрдоган, – отмечает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. – Крымские татары, безусловно, никогда не были монолитом. Джемилев и другие лидеры курултая любят изображать их своими овцами, которыми они мудро руководят. На деле, в крымско-татарской общине все давно не так просто.

Турция крымских татар поддерживает, но в последнее время старается играть на международной арене собственную партию и вряд ли готова действовать в отношении Крыма по заданию США. Я не исключаю, кстати, что Джемилев и ринулся в Анкару как раз по заданию американских кураторов с целью повлиять на позицию Эрдогана.

Вся эта ситуация выглядит очень неоднозначной. Конечно, определенные сложности у России с крымскими татарами будут. Но было бы большим преувеличением говорить, что господин Джемилев – народный депутат от «Батькивщины» – выражает интересы и настроения большинства крымских татар.

«СП»: – Турки могут активизировать поддержку части крымских татар, чтобы создать очаг напряженности?

– Это непростой вопрос. Не думаю, что это однозначно в их интересах. Иначе Турция создала бы такой очаг еще на стадии подготовки к референдуму. На мой взгляд, это господин Джемилев хотел бы, чтобы Эрдоган полностью встал на сторону действующей власти в Киеве. Не думаю, что ему это удалось.

Повторюсь: Джемилев – представитель нынешней киевской власти, именно «Батькивщина» находится сегодня во главе украинского правительства. Понимаете, у Джемилева, безусловно, есть национальный окрас, но есть и политический – и очень серьезный. Эта его политическая составляющая не совпадает ни с интересами большинства крымских татар, ни с интересами Эрдогана.

«СП»: – Вы сами говорите, что сложности у России с крымскими татарами будут. Насколько серьезные?

– В определенной степени сделать выбор между Россией и Украиной крымским татарам помогли сами киевские власти, когда заблокировали базу данных на земельные участки в Крыму. Таким образом, Россия будет создавать реестр заново, и все самозахваченные татарами участки легализует. Крымским татарам такой оборот дела чрезвычайно выгоден.

Киев долгие годы закрывал глаза на самозахваты земли в Крыму, но при этом не проводил земельной амнистии. Татар держали на крючке: мол, будете плохо себя вести – мы ваши участки начнем отбирать. Именно таким способом Киев обеспечивал политическую лояльность крымско-татарской общины. Сейчас у крымских татар появился шанс поставить точку в земельном вопросе, и для них это – очень серьезный аргумент, на чью сторону встать. Поэтому, надеюсь, все сложности в отношениях преодолимы…

– Турция сейчас не в том положении, чтобы вмешиваться в крымские дела, – уверен заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. – У Эрдогана большие проблемы внутри страны, и на этом фоне ссориться с Россией он не готов. Турецкий премьер и так уже поссорился с Москвой на сирийской почве и на углубление конфликта не пойдет.

Думаю, ключевая фигура в этой истории – Джемилев – искусственно раздута. Во многом, к сожалению, мы сами этому раздуванию поспособствовали. Грубейшей политической ошибкой было приглашение Джемилева в Москву и организация его телефонного разговора с Путиным.

Да, когда крымских татар изгоняли из Узбекистана, и они возвращались в Крым, Джемилев был их реальным лидером. Но сейчас его поддерживают, в лучшем случае, не более 30% крымских татар. Почти вся гуманитарная помощь, которую Запад направлял крымским татарам, была украдена как раз Джемилевым и его приближенными. Татары это прекрасно знают. Даже на фоне крымской нищеты они живут ужасно, по-прежнему во времянках, и счет за это предъявляют, в первую очередь, Джемилеву. Если у нас хватит ума Джемилеву не подыгрывать, очень скоро он перестанет что-либо значить.

«СП»: – Если бы Эрдоган не был связан внутренними проблемами, Крым был бы ему интересен?

– Может быть, Крым Эрдогану интересен, но у него нет серьезного рычага воздействия на ситуацию. 14% татар на полуострове недостаточно, чтобы быть серьезным инструментом давления, тем более, добрая половина из них Турцией никак не контролируются. Надо думать, Эрдоган это прекрасно понимает…

– Турция, конечно, мониторит ситуацию в Крыму – и не только из-за крымско-татарского населения, – считает старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО и Отдела Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН Владимир Сотников. – Теоретически турки, в случае неожиданного развития ситуации на полуострове, могут предпринять действия, ведущие к дестабилизации обстановки в Крыму.

Но в том-то и дело, что еще до референдума Россия дала понять, что предоставит крымским татарам широкие гарантированные права. В этой ситуации апеллировать к турецкому руководству может лишь небольшая часть крымских татар.

В принципе, нагнетание напряженности в Крыму было бы для Эрдогана неплохим выходом из внутреннего кризиса. Он бы таким способом выпустил пар, накопившийся в турецком обществе, и перевел бы внимание сограждан от внутренних проблем в сторону Крыма. Но для этого турецкому руководству пришлось бы серьезно поссориться с Россией, а на такой шаг, мне кажется, оно пойти не готово.

Фото ИТАР ТАСС/EPA  Источник Информации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *