Дамаск не «Минск»: сирийские проблемы Украине и не снились

Дамаск не «Минск»Практически сразу после подписания между Москвой и Вашингтоном соглашения по прекращению огня в Сирии, все заинтересованные стороны начали обвинять друг друга в его нарушении.

Сначала Россия заявила, что Турция продолжает обстреливать позиции сирийских курдов, развернутых на суверенной территории Сирии, затем так называемые сирийские оппозиционеры, некоторые из которых добиваются включения в свои ряды такой организации как Джебхат ан-Нусра(признана в России террористической), обвинили Москву в продолжении бомбардировок оппозиции.

И все это на фоне того, что большинство мировых политиков демонстрируют скепсис по поводу заключенного соглашения, при очевидном тренде западных СМИ и истеблишмента винить Москву во всех проблемах и спорных ситуациях Сирии.

С одной стороны, происходящее в Сирии очень сильно напоминает ситуацию на Украине с минскими соглашениями, с другой – перед нами конфликт принципиально иного рода.

Политолог Николай Топорнин отмечает, что одной из главной ошибок, которую сейчас допускают многие аналитики в контексте анализа сирийского конфликта, является проведение аналогии между соглашением России и США по Сирии и «Минском-2».

«Ситуация в Сирии коренным образом отличается от ситуации на Украине и равнять обе эти истории, как это часто пытаются делать многие наши журналисты и политологи, не совсем правомерно. Дело хотя бы в том, что корни конфликта – разные, и ситуации – абсолютно разные, и люди, которые участвуют в конфликте, также – разные. Даже силы, которые задействованы в конфликте, как-либо сравнивать между собой не приходится. Так что, делать знак равенства между двумя этими конфликтами – неуместно», — резюмирует Топорнин.

По словам Топорнина, это видно хотя бы по тому, что в конфликте в Сирии по последним данным участвуют более 80 автономных военизированных группировок, не говоря уже про правительственные войска президента Башара аль-Асада.

«Есть более крупные группировки, есть более мелкие, есть серьезные террористические организации – те же Джебхат ан-Нусра и Исламское государство(также признано в России террористической организацией). Эти группировки разделяет между собой вероисповедание – в Сирии есть шииты, сунниты, алавиты, христиане, не говоря уже про курдов и прочие локальные группы. Соответственно, в Сирии перемешано очень много чего, а требования и понимание ситуации у всех этих сторон – абсолютно разные», — констатирует Топорнин.

Таким образом, как считает Топорнин, в отличие от Сирии, на Украине мы имеем дело с внутригосударственным конфликтом между Киевом и двумя местными образованиями – ДНР и ЛНР. Несмотря на то, что они выступают за расширение своих полномочных прав, за некую автономию, перед нами фактически те же самые славяне, которые имеют свои претензии по вопросам прав человека, государственного языка и других конституционных проблем.

«В Сирии все совершенно иначе – здесь намешано много факторов: религиозный, национальный, исторический, не говоря уже про соседей в виде Турции, Саудовской Аравии, Бахрейна, Катара и т.д., которые имеют там свои интересы», — заключает Топорнин.

Кроме того, «Минск-2», по мнению Топорнина, это подписанное, зафиксированное соглашение между сторонами конфликта, с упорядоченным порядком его выполнения, где гарантами выступают государства нормандской группы, т.е. существует юридический механизм выхода из кризиса и мы знаем, что должно произойти в случае, если соглашение будет выполнено. И тот факт, что у «Минска-2» много сложностей, а одна из сторон не собирается его выполнять – вопрос десятый. Здесь соглашение – есть, гаранты – есть, и никто не говорит, что из них нужно выходить, наоборот идут разговоры только о том, как можно быстрее реализовать эти договоренности».

«Что касается сирийского соглашения, то, конечно, очень хорошо, что его подписали, пусть и на две недели с возможной пролонгацией, но необходимо понимать, что за пределами этого договора между Россией и США нет ничего. Непонятно, например, что делать с теми военнизированными подразделениями, из которых и состоит сирийская оппозиция. Неясно как будет происходить политическое обустройство Сирии – например, Асад в апреле хочет провести парламентские выборы, и это действительно нужно сделать, поскольку в противном случае у Сирии в скором времени не будет легитимного парламента, но только совершенно непонятно, как их можно провести в условиях боевых действий. В результате, международное сообщество эти выборы не признает, сирийская оппозиция не признает, и конфликт вспыхнет с новой силой», — считает Топорнин.

Топорнин утверждает, что это, конечно, хорошо, что мирным жителям стало жить чуть легче, но пока развязки сирийской ситуации не видно, а соглашение по Сирии не является рецептом выхода из конфликта.

Дмитрий Сикорский

источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *