Дело МН17: Россия представила факты, опровергающие отчет Нидерландов

Дело МН17: Россия представилаРосавиация представила шесть новых фактов, полученных на основе исследований и натурных экспериментов, которые подтверждают недостоверность голландских выводов о том, что малайзийский Boeing был сбит ракетой 9Н314М комплекса «Бук».

Исследования и натурные эксперименты, проведенные российскими специалистами, позволили установить шесть новых фактов, указывающих на недостоверность выводов голландской стороны о месте пуска и типе ракеты, сбившей Boeing 777 на юго-востоке Украины.

Эти данные содержатся в официальном письме заместителя руководителя Росавиации Олега Сторчевого, направленном председателю Совета по безопасности Нидерландов Тьиббе Йустра после изучения российскими экспертами итогового отчета Нидерландов об обстоятельствах крушения малайзийского Boeing 777.

Голландский совет безопасности 13 октября представил итоги расследования авиакатастрофы малайзийского Boeing 777, летевшего в Нидерланды рейсом MH17. В докладе отмечается, что крушение авиалайнера было вызвано взрывом у левого борта боевой части типа 9Н314М, установленной на ракете серии 9М38, пущенной из системы «Бук».

Самолет компании Malaysia Airlines разбился 17 июля 2014 года на востоке Донецкой области Украины. На борту лайнера, выполнявшего рейс MH17 из Амстердама в Куала-Лумпур, находились 283 пассажира и 15 членов экипажа, все они погибли.

Не та ракета

В своем послании председателю Совбеза Нидерландов замглавы Росавиации Олег Сторчевой привел сразу шесть новых фактов, подтверждающих недостоверность голландских выводов о том, что МН17 был сбит ракетой 9Н314М зенитного ракетного комплекса «Бук».

«Новыми важными фактами, указывающими на недостоверность сведений, приведенных в окончательном отчете, если предполагать, что самолет был сбит ракетой ЗРК типа «Бук», являются: несоответствие приведенных в отчете характеристик осколков характеристикам поражающих элементов боевой части 9Н314М; несоответствие приведенных в отчете характеристик пробоин на фрагментах самолета характеристикам пробоин, которые образуются при взрыве боевой части 9Н314М», — говорится в письме.

Кроме того, в Росавиации указывают на очевидное несоответствие по внешнему виду, как минимум, одного обнаруженного на месте авиационного происшествия фрагмента ракеты (корпуса 3-го отсека) внешнему виду фрагментов этого корпуса, которые образуются при взрыве боевой части ракеты серии 9М38.

Российскими специалистами также зафиксированы несоответствие алгоритма работы дистанционного радиовзрывателя ракеты 9М38 ЗРК «Бук» условиям поражения самолета, а также несоответствие пространственного положения ракеты при поражении самолета, приведенного в отчете, характеристикам осколочного поля накрытия на его фрагментах.

Последним фактом недостоверности голландского отчета в письме называется несоответствие вывода о зоне пуска поразившей самолет зенитной управляемой ракеты техническим характеристикам и принципам работы ракет 9М38.

«Расположение, размеры и граница повреждений, число и плотность пробоин на обломках, и в первую очередь характер разрушения силового набора конструкции самолета не соответствуют точке подрыва боевой части и ориентации ракеты в пространстве, приведенным в окончательном отчете… Как следствие этого, неправильно оценен возможный район запуска ракеты», — резюмируется в документе.

Сомнительные доказательства

Замглавы Росавиации также поставил под сомнение доказательную базу, приведенную в окончательном отчете СБ Нидерландов по катастрофе. В частности, в его письме отмечается, что следы краски и взрывчатых веществ, обнаруженные на обломках MH17, не могут служить доказательством того, что Boeing был сбит ракетой ЗРК «Бук», поскольку указанные вещества используются при производстве практически всех средств поражения воздушных целей.

«Идентичность следов лакокрасочного покрытия (ЛКП) на фрагментах ракеты, обнаруженных на месте авиационного происшествия, и на посторонних объектах, обнаруженных в обломках самолета, не является однозначным признаком поражения самолета ракетой серии 9М38 ЗРК типа «Бук», — говорится в официальном послании Сторчевого.

Он пояснил, что сравнительный анализ краски проводится на основе анализа ее химического состава, однако в связи с тем, что одинаковый набор химических элементов может быть в красителях различных производителей, результаты сравнительного анализа краски могут выступать лишь в роли косвенной улики, рассматриваемой только в совокупности с другими. То же самое, по словам Сторчевого, касается и следов взрывчатых веществ.

«Практически все взрывчатые вещества, используемые в боевых частях средств поражения воздушных целей, представляют собой смесь тротила и гексогена в различных пропорциях. Поэтому наличие следов этих взрывчатых веществ на фрагментах ракеты и на обломках самолета нельзя рассматривать как признак поражения самолета именно ракетой серии 9М38 ЗРК типа «Бук», — подчеркнул замглавы Росавиации в своем письме.

Вина Украины

В своем послании Сторчевой также отметил, что в итоговом докладе Нидерландов вина Украины в связи с незакрытием ее воздушного пространства показана не полностью.

«Вывод в отчете о том, что, обладая суверенитетом в отношении своего воздушного пространства, Украина должна была принять меры по обеспечению безопасности полетов, в том числе, если угрозы исходят со стороны другого государства…, выглядит неполным и не отражает объективной картины игнорирования Украиной степени рисков для гражданской авиации после развязывания вооруженного конфликта на востоке страны», — говорится в письме.

Как отмечается в документе, власти Украины сознательно скрывали или искажали реальные угрозы для безопасности полетов гражданской авиации, исходящие от военной деятельности украинского Минобороны.

«Как следствие, другие государства и авиакомпании (включая авиакомпанию «Малайзийские авиалинии») не имели необходимых и достаточных официальных данных для принятия решения об отказе от полетов над территорией Украины», — подчеркивается в послании.

Сторчевой напомнил, что приложение к Конвенции о международной гражданской авиации и документы Международной организации гражданской авиации (ИКАО) требуют от государств проводить на постоянной основе оценку степени угрозы для гражданской авиации в пределах своей территории.

В письме председателю СБ Нидерландов отмечается, что решение о прекращении полетов гражданской авиации над зоной вооруженного конфликта власти Украины должны были принять еще в апреле 2014 года, после начала активных боевых действий на востоке страны, когда президент Украины подписал указ «О неотложных мерах по преодолению террористической угрозы и сохранении территориальной целостности», после которого противостояние официальных органов власти Украины и оппозиции в Восточной Украине перешло в активную фазу с возникновением зоны вооруженного конфликта, опасной для полетов гражданской авиации.

по материалам РИА Новости

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *