Украинская армия готовит собственный разгром

кризис на Украине,гражданская войнаБездарность киевской хунты — причина ее поражений
На днях Петр Порошенко, недовсенародноизбранный президент Украины юридически нелегитимного квазигосударственного образования с тем же названием, решил взбодрить своих изрядно приунывших компаньонов хорошей новостью.

Он объявил, что в ходе так называемой «спецоперации» в состав этого государства возвращено уже две трети территорий, ранее подконтрольных так называемым «сепаратистам» и «террористам».

Действительно, кое-какие населенные пункты, которые народное ополчение Донбасса организованно оставило ввиду военной нецелесообразности их удержания, были триумфально заняты войсками киевских карателей. Правда, эти «триумфы», как правило, ограничивались только водружением бандеровского прапора над зданием мэрии и часто заканчивались для «победителей» весьма плачевно — атаками диверсионных групп ополчения и взрывами занятых киевскими бандформированиями зданий со всем их содержимым.

Но дело даже не в этом. Возможно для шоколадного магната Порошенко, который ничего не смыслит в военных делах, простое расширение занятой территории действительно представляется чем-то очень важным. Но для минимально подготовленного в военном отношении человека совершенно очевидно: если это расширение не сопровождается разгромом вражеской армии, то оно может быть не только бесполезным, но даже опасным. Ведь его неизбежным следствием является растягивание коммуникаций и распыление сил, что всегда повышает уязвимость наступающей армии. В чем вполне убедились и Наполеон в 1812-м году и Гитлер в 1941-м.

В данном же случае о разгроме народного ополчения даже говорить смешно. За то время, пока войска хунты «победоносно» заполняли своей массой фактически пустые в военном отношении пространства, Новороссия даром время не теряла, и ее боевая мощь росла день ото дня. Достаточно сказать, что, если два месяца назад, когда боевые действия на Востоке только начинались, силы ополчения едва насчитывали полторы — две тысячи плохо вооруженных бойцов, то сегодня эта цифра увеличилась как минимум в десять раз. А по насыщенности вооружением даже сравнивать нечего. В данный момент это уже не ополчение, а вполне сформировавшаяся, имеющая боевой опыт регулярная армия, оснащенная практически всеми видами современного сухопутного вооружения, в том числе сотнями единиц бронетехники, артиллерийских установок всех калибров, реактивных систем залпового огня и так далее. Сегодня бывшей украинской, а ныне фактически антиукраинской армии хунты противостоит мощная военная сила, способная уже не только к упорной обороне, но и к нанесению противнику чувствительных ударов.

Если бы Порошенко с этих позиций оценил свои реальные «достижения», то у него был бы повод, скорее, для истерики, нежели для эйфории. Тем более что сводки с фронтов с каждым днем становятся для Киева все более удручающими.

Так называемая «южная группировка» карателей, задачей которой было блокирование российской границы, практически разгромлена, основная часть ее личного состава перебежала в Россию, и сейчас у Киева болит голова не столько об удержании под контролем данной территории, сколько о минимизации неизбежных политических последствий этой авантюры. Нелишним будет напомнить, что в ней повинен непосредственно сам киевский верховный главнокомандующий — именно он отдал своим войскам некомпетентный приказ втянуться в длинную и узкую приграничную кишку, и тем самым подставил их фактически под расстрел.

Не лучше обстоят дела и на основном — внешнем фронте. Киевские войска, понукаемые своим политическим руководством, которому до зарезу необходима военная победа в самое ближайшее время, продолжают атаковать позиции ополчения, где только возможно, при этом изрядно распыляя собственные группировки и снижая, тем самым, пробивную силу их ударов.

Неэффективность такой тактики хорошо видна, если сравнить военные сводки Киева и Новороссии. Если в первых, как правило, речь идет о занятии очередных деревень, редко какая из которых дает стратегические преимущества, то в отчетах ополчения чаще говорится об ударах непосредственно по войскам неприятеля и нанесении ему тяжелого ущерба. То есть, ополченцы упорно ведут дело к уничтожению вражеской армии, в то время как она сама, в основном, бесцельно поглощает пространство, которое назавтра опять теряет. Не стали в этом смысле исключением и нынешние выходные, в ходе которых силы Новороссии нанесли удары по двум колоннам противника под Иловайском и севернее Пантелеймоновки, и разгромили их.

Неудивительно, что морально-политическое состояние основной массы «украинских» войск таково, что впору говорить не о штурме городов Донбасса, а об удержании этой армии от повального бегства. Перешедшие в Россию украинские военнослужащие прямо говорят о крайней непопулярности этой войны и о том, что вынуждены продолжать воевать только под угрозой расправы с ними либо с их семьями.

Похоже, ополченцы, в отличие от киевских генералов, неплохо выучили уроки отечественной военной истории (не даром же ни командир — знаток данного предмета) и знают, что при выборе между удержанием территории и спасением армии, русские полководцы всегда выбирали последнее, благодаря чему в конечном итоге одерживали выдающиеся победы. Пока такая тактика вполне себя оправдывает, и этим, в частности, объясняется высокий боевой дух ополчения, которое ощущает себя на подъеме и уверенно смотрит в будущее, чему немало способствует и растущая солидарность с борьбой Новороссии всего российского общества. Отдельные регионы России все чаще берут шефство над конкретными воинскими формированиями ополчения, заключают с ними договоры на прямые поставки всевозможных предметов снабжения, в том числе и таких небесполезных на поле боя, как спецрадиостанции с высокой степенью защищенности связи, полевая униформа из ткани на основе непробиваемого пулей кевлара и много чего другого. Постоянно растет и приток добровольцев, в основном, из числа местного населения, которое в массе своей наконец-то осознало, что иного способа выживания, кроме вооруженного отпора карателям, просто не существует. К тому же, как сейчас выяснилось, в условиях постоянных артобстрелов и бомбежек находиться в рядах хорошо организованного и защищенного ополчения куда безопасней, чем в собственной квартире.

Улучшилось и снабжение ополчения тяжелой боевой техникой, которая, кстати, в своей значительной части была «любезно» предоставлена украинской армией. Так, например, сообщалось, что бежавшая в Россию 72-я мехбригада, вопреки бодрым рапортам хунты о полном выводе ее «героическими бойцами» из строя всего вооружения, оставила ополченцам в целости и сохранности свыше 70 единиц танков, БМП и другой техники. В другом случае ополчение в ходе боя с 79-й мехбригадой обратило ее в бегство и захватило в качестве трофеев новейшие образцы вооружения — четыре танка типа «Оплот», которых в украинской армии всего-то десятка два, и три свеженьких БМП-3 из примерно такого же количества, имеющегося в наличии. Кстати, эти трофеи наглядно подтверждают тот факт, что дела у хунты идут самым никудышным образом, и она вынуждена бросать в бой свой последний резерв — элитные части, вооруженные самой современной техникой.

Еще хуже у Киева ситуация с боевой авиацией, очередным подтверждением чего стало уничтожение ополчением истребителя МиГ-29 в варианте «спарки». Это, как известно, — учебно-боевой самолет, который в обычных условиях в боевых действиях не используют, поскольку он необходим для подготовки новых пилотов. Очевидно, хунте просто больше нечего отправлять в бой.

На таком фоне, объявление командования так называемой «спецоперации» о подготовке войск к уличным боям в Донецке и Луганске звучит как откровенное надругательство над здравым смыслом. О каких «уличных боях» в этих огромных городах может идти речь, если хунта до сих пор таким способом не взяла ни одной деревни?

Неудивительно, что командование армии Новороссии спокойно относится к таким приготовлениям противника и прямо говорит о том, что враг роет себе могилу. Ни Донецк, ни Луганск ополчение сдавать не намерено, а следовательно, карателей ожидает в этих городах настоящая мясорубка, из которой мало кто из них выйдет живым. Более того, не исключено, что после такой самоубийственной атаки украинская армия, которая уже и без того находится на грани развала, просто перестанет существовать.

Но в Киеве сейчас не принято рационально оценивать ситуацию. Действиями хунты все больше руководит то ощущение безвыходности и жесткого цейтнота, в котором она находится. Порошенко и его окружение явно идут ва-банк в авантюрной надежде сорвать главный куш. Но авантюра потому так и называется, что надежда на победу в ней всегда призрачна. Зато вероятность поражения близка к стопроцентной.

источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *