Кто заменит США на Ближнем Востоке

Кто заменит США на Ближнем Востоке

Кто заменит США на Ближнем Востоке

Политические процессы, происходившие после Второй мировой войны, изменили геополитический облик Ближнего Востока. Многие зарубежные политологи склоны считать, что передел сфер влияния начался в начале 1960-х, когда процесс деколонизации вошел в свою завершающую стадию. Так, профессор Гарвардского университета Кристофер Хадсон в своей монографии: «Absolutely Atlantic: Colonialism and the Early Modern French State in Recent Historiography» отмечает: «Франция потеряла свой колониальный статус уже после немецкой оккупации. Страна сильно пострадала от войны, экономика была разрушена. В этих условиях сохранение ближневосточных колоний было непозволительной роскошью».

Действительно, после окончания войны лишь Великобритания на определённый промежуток сохранила свое влияние над Суэцким каналом, и могла позволить себе содержание военных баз в Египте, Иране и Иордании. В то время как Франция уже к 1949 году утратила свое влияние на Сирию и Ливан и лишь частично сохранила некоторое влияние над Суэцким каналом и рядом стран Магриба. В конце 1949 году на политическую арену региона входят США, заключившие в том же году первый договор с Саудовской Аравией, более известный как «Пакт Куинси». И, уже к концу 50-х, Лондон и Париж  теряют свои геополитические позиции, что делает США – ведущей внешней силой Ближнего Востока.

Сегодня история вновь повторяется, но с противоположенной позиции. США, истощенные войнами в Ираке и Афганистане, начинают терять позиции еще недавно безоговорочного лидера региона.  Во время своего первого официального послания  по вопросам политики на Ближнем Востоке, новоизбранный президент Барак Обама заявил: «США совместно со своими  европейскими партнёрами будут добиваться справедливого урегулирования ближневосточного конфликта. Привлечение наших союзников к решению проблем в регионе является приоритетной задачей. За последние 10 лет мы потратили на войны триллион долларов, в то самое время, когда наш внешний долг только рос, а экономика падала. Теперь наша задача создавать новые рабочие места, поднимать промышленность и жить по средствам».

Послание президента Обамы было услышано многими европейскими партнерами,  особенно Францией, которая в период правления Николя Саркози поставила задачу  — вернуться на Ближний Восток. С приходом к власти в 2007 году, новоизбранный президент Николя Саркози заявил: «Франция сегодня сильна и едина, мы должны начать более активную внешнюю политику».  Именно при президентстве Николя Саркози  было объявлено о начале активного вовлечения Франции в международные политические процессы.    Саркози заявил о начале интеграции Франции в военные структуры НАТО, из которых официальный Париж вышел в 1966 году, когда у руля государства стоял генерал Шарль де Голль.  При этом отметим, что Саркози добился полной поддержки со стороны Вашингтона. Подобное отношение США было обусловлено, тем, что Николя Саркози многократно подчеркивал свои симпатии к политике Белого Дома. Еще во время своего первого официального послания,  Саркози подчеркнул: «Франция всегда придет на помощь США и поддержит их на международной арене».

В свою очередь, президент Обама также увидел во Франции – потенциального союзника и возможного преемника на Ближнем Востоке.  «Франция имела богатый опыт на Ближнем Востоке. Она долгое время доминировала в Ливии, Алжире, Ливане и Сирии и поддерживала контакты с политическим истеблишментом этих стран. США нужен именно такой союзник»; — отмечает аналитик журнала Foreign Policy Стивен Уолт. Свое стремление развивать политический диалог с официальным Парижем, США продемонстрировали тем, что предоставили французам командование «АТС» в Норфолке.

В 2008 году вышла в свет очередная «Белая книга» — документ, в котором обозначаются основные геополитические приоритеты Франции. Содержание данного документа интересно по двум ключевым причинам. Во-первых, было объявлено о начале увеличения личного состава армии и удвоения расходов на создание собственной системы оповещения об атаках баллистических ракет и спутников – шпионов. Данный пункт означал, что официальный Париж отказался от прежнего курса сокращения военного бюджета. Во-вторых, первый раз с 1965 года, в списке «зон», представляющих особый геополитический интерес для Франции, был обозначен Ближний Восток. С того момента Франция активно включается в международные внешнеполитические процессы в регионе.

Сегодня во многих российских политических журналах и СМИ довольно часто можно встретить ошибочное мнение о том, что главным внешним актором в ливийских событиях были США. На самом деле главную внешнюю роль в развитии революционного процесса, приведшего к падению режима Муммара Каддафи, сыграла именно Франция.  Еще в начале конфликта, президент Николя Саркози сделал заявление о том, что Париж первым в мире признает «Национальный совет» в Ливии как единственного легитимного правительства.  «Франция и ее союзники намерены незамедлительно «вмешаться» в ситуацию в Ливии», — заявил 9 марта 2011 президент Франции после прошедшего в Париже экстренного совещания по Ливии.

После многочасовых переговоров, план президента Саркози по нанесению ударов с воздуха категорически отказались поддержать лишь Италия и Германия. Кроме того, США также отказались участвовать в непосредственной военной операции, но не стали открыто выступать против инициативы французского лидера. 14 марта 2011 года госсекретарь Хиллари Клинтон прибыла в Париж для участия в неформальной встрече лидеров G-8. В рамках встречи, Хиллари Клинтон заявила:  «США не готовы проголосовать за резолюцию, так как в администрации существуют слишком большие разногласия». К коалиции, которая тогда выступила против вмешательства в ливийский конфликт, присоединилась и Россия. Если поддержка Германии и Италии были для Франции не столь важны, то добиться расположения США и России было жизненно важно, учитывая право вето, которыми наделены в Совбезе официальные Вашингтон и Москва.

Президент Саркози настоял на том, чтобы госсекретарь Клинтон провела встречу с одним из лидеров ливийской оппозиции Махмудом Джибрилом.  В итоге,  двухчасовой разговор, в котором участвовал также эмир Катара, изменил позицию США.  «После разговора, госсекретарь Клинтон связалась с президентом Обамой и объяснила ему, что восстание находится в еще более отчаянном положении, чем она полагала, и что если ничего не сделать, Каддафи одержит победу. На Америку будут показывать пальцем, как было после событий в Боснии и Руанде»; — вспоминает один из участников разговора, французский общественный деятель Бернар Анри–Леви. В итоге, президент Барак Обама, после заверений от эмира Катара, о том, что Лига Арабских Государств поддержит инициативу Франции, принял положительное для Франции решение.  Тогда же, при посредничестве США Париж получил гарантию нейтралитет Китая, а после телефонного разговора Саркози с президентом Дмитрием Медведевым, удалось добиться и поддержки России.  Таким образом, именно с Ливии началось возвращение Франции на Ближний Восток.

Нынешний французский лидер – Франсуа Олланд продолжает проводить курс активной внешней политики. Франция не только первой признала легитимность «Национальной сирийской коалиции», но и  организовала международную конференцию, целью которой был сбор средств для сирийской оппозиции. Также, Франция была единственным государством Европы, безоговорочно поддержавшим инициативу  США по нанесению военного удара по Сирии.  «Мы поддержим все его усилия для того, чтобы реакция соответствовала нарушенной красной линии, как только инспекция ООН официально установит все факты. Наш интернационализм и гуманизм не позволяют с безразличием смотреть на преступления против человечности. Франция окажет всяческую поддержку США в случае проведения военной операции по принуждению к миру. Если Конгресс одобрит этот план, мы направим на Ближний Восток свои корабли и десант»; — заявил Франсуа Олланд.

Не менее активно Париж участвует и в развитии процессов вокруг Ирана и Израиля. После подписания «Женевских соглашений» с Ираном, отношения США и Израиля зашли в тупик, и многие эксперты говорят о начале серьезного кризиса между странами. В данном контексте, безоговорочную поддержку Израилю выразила лишь Франция, что говорит о том, что Париж     стремится занять место США в роли нового стратегического партнера Тель-Авива. Более того, Франсуа Олланд стал единственным лидером в рамках стран «Шестерки», раскритиковавшим позицию США относительно палестинского вопроса: «Я друг Израиля и останусь им навсегда. Франция будет поддерживать санкции против Ирана до тех пор, пока точно не убедится, что Иран полностью  свернул свою программу по получению ядерного оружия»; — заявил Олланд во время встречи с израильским премьер-министром Беньямином Нетаньяху.

В свою очередь, торжественный прием в честь президента Олланда, многие  эксперты и политологи  расценили как разворот Тель-Авива от разочаровавшего его Вашингтона в сторону Парижа. На совместной пресс-конференции в Иерусалиме премьер Нетаньяху вновь выступил с критикой США, и превознес Олланда за его бескомпромиссную линию: «Ваша поддержка и ваша дружба реальны. Они искренни. Вы были единственным из шести».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Франция сегодня ведет многовекторную внешнюю политику на Ближнем Востоке, поддерживая международное сообщество в ряде происходящих региональных процессов и имея собственное видение развития политического диалога с ее отдельными субъектами. При этом, необходимо четко осознавать, что сегодня Франции придётся вести трудное противостояние за роль главного внешнего геополитического  фактора на Ближнем Востока с Китаем, который усиливает свое экономическое и политическое присутствие в регионе.

Галстян АрегГалстян Арег

Источник Информации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *