Музычко для Майдана

Музычко для Майдана

Музычко для Майдана

Как скажется гибель криминально-политического деятеля на развитии украинского кризиса

Убитый в перестрелке с бойцами милицейского спецподразделения «Сокол» Александр Музычко (он же – Сашко Билый) при жизни не был серьезной политической фигурой. Даже в криминальном мире он не был таким уж авторитетным лидером. Но вот своей смертью он может оказать весьма значительное воздействие на украинскую политику и дальнейший ход кризисных событий в соседней стране.

Недолго музычка играла

Политическая жизнь Александра Музычко оказалась недолгой, в отличие от насыщенной событиями жизни Сашко Билого. Сашко успел побывать боевиком УНА-УНСО, повоевать за сепаратистов в Чечне, дважды посидеть в тюрьме (и еще несколько раз увернуться от приговора). Политик Музычко, координатор Западного отделения «Правого сектора», прожил меньше полугода, успев стать символом украинского правого радикализма в интернете.

Когда появились первые сообщения о гибели скандально известного украинского ультра, возникло огромное множество версий – уж очень многие люди имели основания желать ему смерти. Разумеется, не обошлось и без версий о «руке Москвы». Бывший адвокат Pussy Riot Марк Фейгин, например, успел уверенно сообщить, кто виноват: «Музычко, вне всяких сомнений, убит российскими спецслужбами. Помню, как похитили Развозжаева. Там тоже были тонированные микроавтобусы VW».

Увы, киевские власти в очередной раз подставили своих российских симпатизантов: выяснилось, что речь идет не о бандитской разборке и не о террористическом акте, а о полицейской операции. И на смену вопросу «Кто убил?» пришел другой, не менее существенный: что за этим последует?

Политолог Евгений Минченко в своем блоге прокомментировал уничтожение Билого так: «Ну вот и Хорст Вессель». Аналогия совершенно не случайная. У 52-летнего активиста «Правого сектора» и 28-летнего штурмфюрера СА не так много общего в биографиях, однако совпадает главное: оба были причастны к криминалу, оба были деятелями ультранационалистических организаций, обоих убили при сомнительных обстоятельствах.

Соответственно, у свежеубиенного пана Музычко есть все основания стать образцом современного героя – из тех, которым слава. Значит ли это, что его устраняли именно для этого? Вряд ли. Если взглянуть на политический контекст последнего месяца, то картина выходит совсем другая.

Тело Александра Музычко, объявленного в розыск Россией

Не без правых

После переворота 22–23 февраля «Правый сектор» сделался в Киеве – и вообще на Украине – чуть ли не самой влиятельной организацией. Активисты объединения стали вести себя как настоящие хозяева страны, чем вызвали раздражение вчерашних союзников по Майдану. Дело дошло до прямого конфликта с новоназначенным министром внутренних дел Арсеном Аваковым.

На прошлой неделе «Правый сектор» объявил о намерении стать политической партией. Это опять вызвало явное недовольство у вчерашних союзников, особенно у праворадикальной партии «Свобода». Вчера в Сети появилось интервью «серого кардинала» этой партии, ее главного спонсора (и, если верить его собственным словам, главного спонсора Майдана вообще) Игоря Кривецкого. В нем депутат Верховной рады, которого считают крупнейшим криминальным авторитетом Львова, резко критикует «Правый сектор» и персонально Билого: «Я не понимаю, он в «Правом секторе» или нет, когда идут запугивание людей и захват власти. Мы слышим о случаях в областях: «Мы из «Правого сектора», ты губернатор? До свидания, пока не будешь с нами согласован». Что это значит – «с нами согласован»? Это должно быть согласовано с людьми! Не с «Правым сектором», не с левым, не со «Свободой». Я уверен: те, кто себя называет в разных местах «Правым сектором», даже не знают, кто руководит в Киеве. Есть два или три «Правых сектора», и они между собой конфликтуют».

Кривецкий заявляет, что роль «Правого сектора» в делах майданных непомерно раздута; что «Свобода» на самом деле совершила гораздо больше. А на следующий день (точнее, в ночь с понедельника на вторник) спецназ МВД пытается задержать Билого – и в перестрелке фигуранта убивают. Собирались ли брать одиозного деятеля живым, этого теперь не докажешь. Но факт налицо: самый известный активист «Правого сектора» повел себя как бандит и пал бандитской смертью.

Все это свидетельствует о том, что киевское временное правительство пытается устранить «Правый сектор» из правящей коалиции. Правосекторные штурмовики сделали свое дело, а теперь на них можно повесить ответственность за все революционные эксцессы. Практика не новая, опробованная во многих странах – аж с Английской революции XVII века. Должна сработать! Но сработает ли?

Прыжок на грабли?

Прижизненная репутация Александра Музычко была ничем не лучше, чем у министра Авакова (впрочем, и не сильно хуже). Но вот убитый – причем погибший в бою! – Сашко Билый вполне годится в символы борьбы. Причем борьбы не столько с «москалями» (москалям ведь что Кличко, что Музычко; что Тягнибок, что Яценюк – все одним миром мазаны), сколько с предателями Майдана.

А обстановка весьма способствует. Майдан не утихает – и уличные революционеры в Киеве нехорошо посматривают на свое правительство. Юг и Восток продолжают бурлить. Военная истерия пока приводит только к рассыпанию остатков украинской армии. Решить экономические проблемы киевские власти не в силах…

Все это означает, что хитрые меры по выведению из оборота «Правого сектора» могут иметь результаты, прямо противоположные ожидаемым. То есть не повышение доверия к новой власти, а ее дальнейшая дискредитация. Вслед за Югом и Востоком она может лишиться поддержки и на Западе.

Собственно, само по себе ослабление Майдана и майданного правительства не огорчает – как не огорчает и ликвидация бандита. Однако цена, которую заплатит – и уже платит – Украина за разборки в украинской элите, слишком высока.

Источник Информации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *