На ситуацию – трезво

На ситуацию – трезвоСдача Славянска и Краматорска – событие неприятное, но неизбежное. Трудно обороняться, когда у противника господствующая высота. Когда каратели начали использовать крупнокалиберную артиллерию без ограничений, ситуация обострилась до предела – удержать позицию, насквозь просматриваемую корректировщиками, невозможно.

Враг видит твои маневры и твои линии снабжения, а ты не видишь. Ты стреляешь наугад, а он на поражение. Этим и объясняются ожесточенные сражения за высотки во время Отечественной войны.

Ополченцам Краматорска и Славянска очень мешала возвышенность Карачун, но взять ее без артиллерии и превосходства в пехоте было невозможно. В военном отношении повстанцы уступали и уступают в главном: они не могут создавать и удерживать опорные пункты.

Противник может тут же разбить их авиацией и артиллерией (и уже разбивал). Поэтому обороняющиеся даже не пытались вернуть здание телецентра на Карачуне – он сразу же оказался бы под обстрелом тяжелого оружия. А продолжать оборону под возвышенностью – значит нести потери от методичного артиллерийского огня, заведомо превышающие потери карателей.

Поэтому решение ополченцев было правильным, оно было грамотно спланировано и отлично выполнено. Каратели даже не сразу сообразили, что Славянск пуст – как Одесса в 41-м. Несмотря на «полную блокаду», несколько сот человек на бронетехнике и автомобилях «просочились» сначала в Краматорск, потом дальше – в Горловку и Донецк.

Дело в том, что судьба Новороссии сейчас решается там, под Донецком, а также под Луганском, а не в Славянске. Любое поражение страшно, но если бы противник взял столицы республик, а Славянск продолжал бы стоять – его героизм бы был бесполезен.

Министр обороны ДНР должен руководить обороной республики, а не одного маленького, да еще и окруженного, форпоста. Главная беда восстания – неорганизованность руководства. Сейчас там, наконец, появилось авторитетное ядро, которое сможет объединить восставших.

Сделать это из Славянска было нельзя. И уйти в Донецк только со своим штабом он не мог – в этом случае Славянск бы пал, но уже под атаками, неорганизованно и с катастрофическими результатами.

Организовывать оборону Донецка можно будет в несколько более благоприятных условиях: к настоящему времени каратели утратили один из военных козырей – господство в воздухе. У них остался только один – тяжелая артиллерия. Как лишить этого козыря, или хотя бы не допустить перемещения пушек к Донецку, на удобные позиции — пока непонятно.

Скорее всего, без собственной авиации этого сделать будет нельзя. Каратели это понимают: неспроста они с самого начала событий захватили все аэропорты и аэродромы и сейчас держатся за них зубами. Ближайшая неделя покажет, чего ждать — если возьмут донецкий и луганский аэропорты — все хорошо. Если не возьмут — всё плохо.

Преуменьшать проблемы нельзя. Руководство фашистов политически и в волевом отношении гораздо сильнее и руководства России, и Новороссии, оно не имеет внутренней оппозиции, и оно знает, что делать, зачем и как. В его руках государственная машина, хоть и более слабая, чем российская, но отмобилизованная на решение главной, точнее, первоочередной задачи.

Оно не заинтересовано в мире и даже перемирии, сейчас уже открыто; результаты недавних «договоренностей» можно уже смело использовать по назначению. ЕС его в этом поддерживает. Как ответили Лаврову Ф.-В.Штайнмайер и Л.Фабиус: « ….. выразили готовность задействовать свои возможности для содействия определению общеприемлемого места встречи представителей…». Перечитайте эту фразу и постарайтесь понять ее смысл.

Тем не менее, на стороне Новороссии потенциально гораздо больше военных ресурсов. Удастся ли задействовать их – покажет следующая неделя.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *