Новый Горбачев на Украине «Гетманщина» и «Петлюровщина» / Владимир Павленко

Новый Горбачев на Украине

Новый Горбачев на Украине

Напрасный труд – нет, их не вразумишь:
Чем либеральней – тем они пошлее.
Цивилизация для них фетиш,
Но недоступна им ее идея.
Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы.
В ее глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а холопы.

Ф.И. Тютчев

Ситуация на Украине выходит из-под контроля власти во многом по вине самой власти. Это стало очевидно, когда со стороны официальных лиц и структур не последовало никакой реакции на провозглашение так называемой «Народной Радой», этим уличным квазивластным симулякром, (ни много – ни мало) «смены президента», создания аналогичных «рад» и отрядов «национальной самообороны» в регионах и перехода к практике ультиматумов. И именно отсутствие такой реакции породило эпидемию захватов облгосадминистраций, которые даже вышли за пределы «естественных» границ бандеровского ареала, захватив Хмельницкую область – стратегически важный водораздел между Западом и Центром республики (другими важнейшими частями этого водораздела являются Житомирская и Винницкая области).

[wp_ad_camp_1]

Позиция властного центра ввела в ступор, будем надеяться временный, Восток и Юго-Восток страны, за исключением Крыма, лидеры которого сформулировали свою позицию четко и однозначно. И это также объясняется отнюдь не «оппозиционным» фактором и не побоищем на киевских улицах, а двусмысленностью самой власти, с одной стороны заявляющей о безальтернативности единству Украины, а с другой – расширяющей пространство весьма сомнительных компромиссов, подкладывающих под это единство натуральную мину. Ведь настоящий компромисс — способ проведения своей линии, а не ее сдачи, что шаг за шагом на наших глазах происходит в Киеве и что особенно заметно на фоне растущего рассогласования заявлений президента Виктора Януковича и как бы специально «отосланного» в Давос премьер-министраНиколая Азарова.

Нет сомнений, что намеченное на 28 января внеочередное заседание Верховной Рады, если оно отменит или выхолостит содержание принятых 16 января законов, которые, отметим это особенно, подписаны президентом Украины и вступили в действие, несмотря и вопреки попыткам оппозиции не допустить даже их обнародования, а тем более если оно отправит в отставку правительство, непременно станет прямым аналогом согласия властей на беспрецедентной для мировой практики «третий тур» выборов в конце 2004 г. (Ваш покорный слуга предупреждал об этом, как и о первых признаках неустойчивости, если не сказать конкретней и грубей, позиции Виктора Януковича, еще в начале декабря, когда оппозицией в Раде была предпринята первая, провалившаяся попытка убрать Кабмин, исключив его из числа игроков в разворачивающемся кризисе.

А ведь к этой сдаче позиций призывает «с удовлетворением» воспринявший эту идею многоопытный спикер Рады Владимир Рыбак (из Партии регионов), сразу же озвучивший обе этих позиции – и по законам, и по Кабмину — в качестве подлежащих «заинтересованному рассмотрению».

После этого сценарий государственного переворота, который реализуется в последние два дня – 22 и 23 января – можно будет считать если не завершенным, то практически необратимым. А действующей украинской власти в этом сценарии, написанном отнюдь не в Киеве, будет отведена роль статистов и «легитиматоров» новой «петлюровщины», которая воцарится в Киеве на фоне фактической самоликвидации «гетманщины», запутавшейся в собственных замысловатых «па».

Прежде чем провести определенные исторические параллели, а также поделиться информацией о тех «кабинетах», где решения по Украине принимаются на самом деле (и не быть обвиненным в голословности), объясню, как видятся мне причины молчания Востока и Юго-Востока. Их упомянутый ступор объясняется одним ярким, но катастрофическим феноменом, который не является украинским, а хронически свойственен всей отечественной власти – питерской, московской и вот теперь, как выясняется, и киевской, обостряясь именно на крутых переломах истории.

Пытаясь поддержать баланс в своем «окружении», первое лицо (император, генсек, президент), опираясь на «своих», начинает заигрывать с «чужими», считая, как ему кажется, что «свои» и без того «в кармане». А вот имиджа «мудрой просвещенности», за которым он и апеллирует к «чужим», ему явно не хватает. Хочется, чтобы привечали «в Европах» (которые, как известно, в народном эпосе рифмуются с вполне определенным, хотя и неблагозвучным словом, которому Ф.И. Тютчев придумал «смягчающую» альтернативу, приведенную мной в эпиграфе).

Дальше это «первое  лицо» начинает заигрываться: когда «свои» требуют от «чужих» оставить своего лидера в покое (а именно об этом говорится в соответствующих обращениях донецкого и харьковского областных парламентов), лидер на фоне этих требований начинает переговоры с оппозицией. Ему кажется, что тем самым его опора расширяется. На деле же она, наоборот, сужается, ибо «бандерлоги» («чужие») уже не вернутся, а «свои» после того, как их прилюдно таким образом «окунули в грязь», вытерев о них ноги и обнулив тем самым ценность их поддержки, начинают катастрофически, не по дням, а по часам, терять в политическом весе. Вместе с ними, поначалу не осознавая того (а потом становится поздно), начинает терять в весе и само «первое лицо», на стене перед которым, выражаясь эпически, загорается известный политический афоризм, родом из знаменитого события, известного как «Балтасаров пир»: «Мене-мене текел фарес упарсин»: «Ты взвешен на весах (истории) и найден слишком легким, и Бог не видит оснований продлевать твою власть».

В России то же самое ждало Владимира Путина, если бы он в мае 2012 г. действовал в рамках «киевского сценария». А именно: «сдавал» бы поджигаемых подонками на улицах силовиков, давал бы «гарантии» от «разгона» тем, кто требует его отставки и устраивает бардак, понижая и снимая барьеры ответственности оппозиционных лидеров и массовки, требовал бы от Думы смягчить только что подписанное им самим законодательство и т.д. (Именно подобными были действия тех, кто остановил «Беркут», когда он, зачистив улицу Грушевского, был готов сходу освободить от захватчиков и майдан; не было бы в этом случае штурмов региональных администраций – не заколебались бы местные силовики, если бы увидели твердость руководства, неотвратимость и жесткость ответственности).

Какие исторические параллели вызывает у нас теперешняя киевская ситуация, сложившаяся после того, как случилось все негативное, что только могло произойти? Разумеется, пресловутую «горбачевщину», в рамках который именно это самое и происходило. Генсек-главковерх и по совместительству патентованный предатель «ничего не знал» и «никому ничего не приказывал» ни в Тбилиси, ни в Баку, ни в Вильнюсе. И ГКЧП якобы было не его изобретением, хотя такие разные, находившиеся по различные стороны московских баррикад, люди, как председатель КГБ СССР Владимир Крючков и начальник ельцинской охраны Александр Коржаков, впоследствии «в один голос» свидетельствовали: Горбачев договаривался и с Янаевым и Ко, и сЕльциным. Спрятавшись в украинском, кстати, Форосе, руками одних хотел убрать других. И править оставшимися, пожав плоды их победы и положив их в свою «копилку». «Сорвался с каната» и превратился в политическое ничто он потому, что во всех этих хитростях не предусмотрел элементарного: что ни тем, ни другим потенциальным «победителям» после ИХ победы ОН будет уже без надобности. А зарубежные «заступники», выполнив свою задачу по развалу страны, отряхнут руки.

Мозги в эту сторону не развернулись!

Если последователи Горбачева считают себя умнее и опытнее его или рассчитывают, что те «грабли» сломались или потерялись, – они очень сильно заблуждаются, и «политическое похмелье» от этого «угара» будет крайне горьким и тяжелым. К сожалению, не для них одних, а для страны в целом.

Поэтому, возвращаясь к последствиям, к которым ведет нынешний украинский расклад не для отдельных VIP-грантополучателей, а для простых граждан, отметим следующее. Ликвидация «гетманщины» «петлюровщиной», осуществленная не как в 2005 г., формально легитимно, хотя и вопреки всей и всяческой законности (по ленинскому определению, «по форме верно, по существу – издевательство»), а нынешним, откровенно силовым путем, не оставит Восток и Юго-Восток равнодушными. На каждую «петлюровщину», как учит история, со временем обязательно отыскивается «харьковский» или какой иной вариант. И именно в этой конфигурации отчетливо просматривается та самая угроза гражданской войны, о которой справедливо пишет мой украинский коллега Эдуард Афонин.

Предотвращение такого сценария зависит сегодня уже не от оппозиции – она свой выбор в пользу такой войны сделала. А исключительно от власти. От осознания ею фактической критичности своего постоянно ухудшающегося положения, «точкой невозврата» в котором неизбежно станут как раз те самые, широко обсуждаемые, решения внеочередного заседания Верховной Рады от 28 января. До этого что-то изменить власть еще в силах, после – нет. В отсутствие «гетманщины», отношения между собой рано или поздно будут обречены выяснять между собой «бандеровско-западенская» «петлюровщина» и «восточная альтернатива». И это (!) необходимо осмыслить и осознать и в России, полностью отдав себе отчет в том, что будущее страны сегодня решается отнюдь не на сочинских «олимпийских подмостках» и не путем заискиваний перед Западом для обеспечения его «повышенного» представительства на этих «подмостках»; кроме того, метать бисер перед известными оруэлловскими персонажами, коими западные «верхи» изобилуют сверх всякой меры, – занятие вообще заведомо бесполезное; эти господа понимают силу, только силу и ничего, кроме силы.

Это только кажется, что история многовариантна; на самом деле это очень точная и строгая наука, законы которой исполняются неукоснительно, волей как человеческих, так и высших, «провиденческих», по выражению Януковича, сил. «Самое красивое в футболе – это счет на табло»; именно так высказывал свое кредо непревзойденный мэтр советского и украинского футболаВалерий Лобановский. И эти слова великого маэстро, памятник которому осквернен «euro-ма…нниками», полностью применимы как к политике и политикам, так и, в целом, к логике и результатам всемирно-исторического процесса.

В заключение – обещанные «кабинеты», где заказывался нынешний украинский конфликт и формировалась его диспозиция.

В 2005 г., в рамках Всемирного саммита ООН по целям развития, был создан весьма интересный, якобы «консультативный», но по объему своих возможностей вполне себе полномочный орган – Комиссия ООН по миростроительству (дополненная руководящей «крышей» в виде Управления ООН по поддержке миростроительства и облагодетельствованная «золотым дождем» из Фонда миростроительства, формируемого частными, то есть олигархическими пожертвованиями).

Не отвлекая читательского внимания на текстуальное воспроизведение ее целей и задач, с которыми нетрудно ознакомится на официальном сайте ООН (рубрика «Мир и безопасность»), отметим, что занимается она урегулированием конфликтов, причем, не внешних, а внутренних (!). Причем, делается это по формуле «превентивной дипломатии», появившейся в ооновском арсенале в конце января 1992 г., с подачи тогдашнего генсека Бутроса Гали (доклад «Превентивная дипломатия: миротворчество и поддержание мира» — документ ООН A/47/277-S/24111).

В сентябре 2004 г. свет увидел другой документ, «конкретизирующий» эти цели и задачи. Им стал доклад Группы высокого уровня ООН «Более безопасный мир: наша общая ответственность» (документ ООН A/59/565). Его основные положения были выдержаны в духе еще одного доклада – «Наше глобальное соседство» (М.: Весь мир, 1996), состряпанного в 1995 г. ооновско-социнтерновской Комиссией по глобальному управлению и сотрудничеству, явившейся, в свою очередь, «продуктом творчества» Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (1992 г.). Главная провозглашенная этими документами цель – формирование двух основных «треков» управляемого международного развития: социально-экологического («устойчивое развитие») и глобально-политического («миростроительство»).

Документами ООН санкционировано тесное взаимодействие комиссии с региональными организациями, прежде всего НАТО, в структуре которой заблаговременно, еще в 1994 г. существует программа ПРМ – «Партнерство ради мира». Отсюда все эти IFOR,KFOR и пр. «FOR», появление каждого из которых вызывает очередную трагедию (пример с Косово).

Комиссия ООН по миростроительству (далее – КМС) имеет руководящий орган – Организационный комитет, состоящий из 31 страны-члена. По 7 из них формируются Советом Безопасности, Генеральной Ассамблеей и Экономическим и социальным советом, а еще по 5 представляют страны, вносящие в деятельность ООН наибольший финансовый вклад и поставляющих ей самые крупные по численности воинские контингенты.

За девять лет своей деятельности комиссия сменила пять своих составов и сейчас формирует шестой. Несмотря на декларированную в ее документах необходимость ротации членов Оргкомитета (за исключением пятерки постоянных членов Совбеза ООН), избираемых на два года с возможностью пролонгации еще на два, шесть государств представлены в ней на протяжении всех пяти легислатур и номинированы на шестую. Это Германия и Япония – ключевые союзники США и Великобритании на Западе и на Востоке; это Индия, Пакистан и Бангладеш – хорошо известный узел противоречий в южной Азии; и это Нигерия – страна, где расположена штаб-квартира одного из основных институтов «устойчивого развития» — Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП).

Так вот, в четвертом составе членов Оргкомитета КМС (на 2011-2012 г.) была представлена Украина, которая бесследно исчезла из него досрочно; в пятом составе, обнародованном 28 января 2011 г., она уже не представлена. Какие подводные и закулисные перипетии способствовали ее включению и исключению из списка?

Не так важно? Как бы не так! Ведь в течение двух легислатур – с июня 2008 г. (!) и по декабрь 2010 г. в Оргкомитет входила… саакашвилиевская Грузия.

Вот вам и подоплека всего происходившего в августе 2008 г. на Кавказе, а также того, что сегодня имеет место в Киеве. К сведению: по квоте Совбеза ООН в новом составе КМС пока имеются две свободные вакансии, и как знать…

Если, конечно, своевременно не воспрепятствует этому Россия, уже совершившая в 2005 г. крупную стратегическую ошибку, санкционировав создание КМС соответствующими резолюциями Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН (хотя можно и нужно было и вето применить). Бытует мнение, что ошибка эта была допущена как раз под воздействием «оранжевых» эксцессов в Грузии и на Украине – якобы посчитали это гарантией от их повторения. Ан нет!

[wp_ad_camp_1]

Только вот бесчинствующим в Киеве и ряде украинских провинций бандеровцам рано радоваться: опыт Грузии говорит о том, что конфликты, рассматривающиеся в ООН внутренними, в процессе «превентивного урегулирования» очень нередко не только ломают хрупкие государственные границы, но и взрывают их. Так что «гладко было на бумаге – да забыли про овраги», господа и панове!

Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем

Источник Информации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *