Жеффа – маленькое признание в любви

Жеффа – маленькое признание в любви

Жеффа – маленькое признание в любви

Я обнимаю тебя за шею, стоя к тебе спиной. Ты кладешь голову мне на плечо, полузакрыв один глаз и вытаращив другой, так, как умеешь только ты. Я глажу тебя по морде, тереблю за гриву, обнимаю за шею сильно-сильно…

Это наш каждодневный ритуал с тобой перед чисткой. Наше приветствие.  У тебя один глаз лошадиный, а другой человеческий. А уши большие-большие. Говорят, лопоухость признак большой доброты  у лошади. Моя бесконечно-добрая, душевная, ранимая девочка…

[wp_ad_camp_1]

Грязная-прегрязная… Свинушка… У тебя сильная щекотка на животе, и ты бегаешь по всему деннику, убегаешь от щетки.  Ты должна бы уже привыкнуть, но, боже, какая же ты капризная! У меня лопается терпение, руки чешутся врезать тебе, как следует, но на тебя даже накричать нельзя. Ты сразу обижаешься, забиваешься в самый дальний угол денника, склонив голову, отвернув от меня морду и дрожишь всем телом от обиды. И нужны тонны сахара, чтобы ты простила. Мой обидчивый ребенок…

Ты вычищена до блеска и поседлана.  Мы шагаем с тобой минут пять, потом начинаем бегать. У тебя плавная и легкая рысь, сегодня я тебя чувствую, как никогда, сегодня мы с тобой слились в одно целое, мы хотим  одного и того же. Ты все прибавляешь в рыси, норовишь перейти в галоп, фыркая от восторга, от нетерпения,  убыстряешься на повороте и вместо плавного перехода резко заворачиваешь налево так, что у меня на секунду перехватывает дыхание и темнеет в глазах. Я знаю, что это неправильно, что я должна одернуть тебя, но мне тоже хочется хулиганить сегодня, и я машу рукой: ладно, не будем работать сегодня, нарушим все правила… И я ослабляю поводья. Я даю тебе абсолютную  свободу, мой ангел, лети…

А как не просто складывались у нас отношения вначале, Жеффа. Ты нервная, я нервная, ты нетерпеливая, я нетерпеливая…  Ты спешишь, не понимаешь, не хочешь, я ору, что есть мочи, ты пугаешься еще больше… Начинаешь или трепыхаться на месте, или бежать задом наперед.  Я бросаю поводья, соскакиваю, кричу, что сил моих больше нет! Ты дрожишь всем телом…

Ты боишься людей. Их отношение к тебе всегда было потребительским.

Я  успокаиваюсь,  слезы бессильной ярости высыхают, я прихожу к тебе в денник, обнимаю твою тонкую шею и шепчу прости…Мне тоже тяжело, Жеффа. Лошадь для меня значит Китобой.  Я потеряла его, Жеффа. И я всех сравниваю с ним. Мне нужно время, Жеффа…

Ты склоняешь голову мне на плечо. Моя великодушная девочка…

Но все это позади, Жеффа, далеко позади. Я научилась перестать сравнивать. Я научилась быть спокойной. Ты научилась доверять. Твоя бесконечно добрая душа забыла обиды, причиненные тебе человеком. Мы научились понимать друг друга с полужеста.

Помнишь, как мы учились перепрыгивать через канавки в полях? Помнишь, как учились не бояться летающих целофановых пакетов, разноцветных покореженных машин на свалке? Помнишь, как я уговаривала тебя войти в лужу, а ты стояла с выпученными от страха глазами, переминалась с ноги на ногу? А уже через неделю бесстрашно входила в озеро. Помнишь, как мы шагали по большим камням, ты останавливалась, поворачивала голову и беспомощно смотрела на меня, как бы говоря: веди. А сейчас ты уверенно ступаешь по скользким камням.

Мы с тобой многому научились друг у друга и через многое прошли вместе. Помнишь, как ты разорвала веревку, умчалась с пастбища в конюшню, не удержавшись на повороте, упала и распорола себе бок? А я обрабатывала тебе рану. Ты никого больше не подпускала к себе. Помнишь, как ты потеряла жеребенка? Девочку Поиска. Я обнимала тебя за шею и плакала, а ты пыталась улизнуть от моих настойчивых объятий и вернуться к своему сену. Ты даже не заметила, что у тебя был выкидыш. Природа мудра.

Жеффа… моя до невозможности добрая, до невозможности избалованная, до невозможности красивая девочка…  Иногда ты вспоминаешь свое строптивое прошлое. Иногда я снова прихожу от этого в ярость. Но даже тогда я люблю тебя. Очень – очень…

[wp_ad_camp_1]

Я обнимаю тебя за шею, стоя к тебе спиной. Ты кладешь голову мне на плечо, полузакрыв один глаз и вытаращив другой, так, как умеешь только ты. Я глажу тебя по морде, тереблю за гриву, обнимаю за шею сильно-сильно.

Источник Информации

Асмик Оганнисян

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *