«Арабская весна»: кто готов перекроить карту мира к третьей годовщине арабских восстаний?

"Арабская весна"

«Арабская весна»

Эмиссары европейских спецслужб встречались с сирийскими коллегами, пытаясь договориться о негласном обмене информацией. Официальный Дамаск утверждает, что вопросы задавали о гражданах Британии, Германии и Франции, воюющих на стороне мятежников.

Эмиссары европейских спецслужб встречались с сирийскими коллегами, пытаясь договориться о негласном обмене информацией. Официальный Дамаск утверждает, что вопросы задавали о гражданах Британии, Германии и Франции, воюющих на стороне мятежников.

[wp_ad_camp_1]

Ведь понюхавшие пороху наемники начинают возвращаться в Евросоюз. При этом и поток беженцев из стран «арабской весны» оседает преимущественно в Старом Свете. То есть, Ближний Восток стал ближним краем борьбы с угрозой европейской безопасности.

«Арабская весна» не просто зажгла гражданскую войну в Сирии и опрокинула режимы Египта, Ливии и Туниса. Из-за нее сегодня многие хотят перекроить карту, причем не только Ближнего Востока.

История американского проекта «Большого Ближнего Востока» начинается еще в 90-х годах. С того момента он пережил уже несколько редакций, но неизменны оставались две вещи.

Первая: появление на политической карте мира Курдистана и исчезновение Сирии и Ирака. И вторая — сама идея перечертить границы, появившиеся в результате гибели Османской Империи в ходе Первой Мировой войны.

И если в 90-х годах эти границы вольготно перечертили на Балканах, то в 2000-х годах, когда очередь дошла до Ближнего Востока, выяснилось, что на этот раз  придется договариваться.

Горный массив Кандиль на стыке границ Ирака и Ирана. Бойцы партизанского соединения вооруженных формирований Курдской рабочей партии — на привале в ожидании очередного утомительного перехода по горам. С такой высоты весь большой Ближний Восток — как на ладони, вернее, как на карте.

«На наш взгляд, сейчас в этом регионе разыгрывается Третья мировая война. Западные державы, представляющие систему современного капитализма, предпринимают попытку переделать Ближний Восток, поскольку он уже перестал удовлетворять их интересам. Если сравнивать мир с организмом человека, то Ближний Восток — это позвоночный столб. Если же сравнить Ближний Восток с организмом человека, то в роли позвоночника окажется Курдистан», — считает сопредседатель Исполнительного Совета обществ Курдистана Джамиль Байык.

На самом деле, такой страны пока не существует. Существует пятидесятимиллионый народ, почти сто лет назад, после окончания Первой Мировой и раздела Османской империи, оставшийся без государства и разделенный границами Турции, Сирии, Ирака и Ирана. Народ, по стечению обстоятельств, ставший пожалуй единственным в огромном регионе, кто выиграл от «арабской весны», трехлетие которой приходится как раз на эти дни.

Парадокс заключен в том, что от воцарившегося в регионе хаоса пострадали, конечно, все. Но если курды, до сих пор лишенные границ, кладут свои жизни на алтарь создающейся государственности, то все остальные, до сих пор имевшие свои государства, просто гибнут под их обломками.

«Мы верим в то, что все, что нам довелось пережить — не зря. Война ведь когда-нибудь кончится, и ничто уже не будет по старому», — говорит беженец из Сирии Салех Мазлум.

Это лагерь беженцев неподалеку от Эрбиля — столицы иракского Курдистана, формально остающегося частью Ирака, фактически же обретшего полную независимость еще в 2003 году после взятия американцами Багдада в результате первой силовой фазы реализации плана по перекройке Ближнего Востока. Более сотни тысяч сирийских курдов, бежавших сюда от начавшейся в Сирии резни — жертвы второй фазы, которую сейчас принято называть «арабской весной».

[wp_ad_camp_1]

«У нас в Сирийском Курдистане сейчас воюет полмира — от Ливии до Афганистана и от Кавказа до Балкан. Что им от курдов то нужно?! Мы мирный народ. Мы защищаем только то, что принадлежит нам по праву. Мы ни на кого не нападали. А что делает Турция? Она настраивает бандитов из Джабхат ан-Нусры и Исламского государства Ирака и Леванта, не против Дамаска, а против курдов, требуя от них истребления нашего народа. Пусть весь мир знает о том, что они объявили войну простым людям, и их цель — вовсе не свержение режима Асада, а истребление курдского народа», — считает беженец из Сирии Абдул Хабаш.

Сирийские курды сейчас, пожалуй, единственные, кроме сторонников Асада, кто точно знает, за что воюет. И как ни странно, их цели с Дамаском пока совпадают. Если режим бьется за сохранение суверенитета и власти, то курды — за сохранение автономии, которую они уже вырвали у этого режима, и которая имеет смысл лишь в том случае, если в Сирии сохранится власть, которая сможет ее гарантировать.

Соседняя Турция же оказалась в очень сложной ситуации. Все последние годы Анкара кропотливо выстраивала отношения с Иракским Курдистаном в расчете на то, что постепенное обретение им независимости от распадающегося Ирака удовлетворит курдские аппетиты.

На территории же самой Турции, где курды составляют около 20% населения, премьер-министр Эрдоган начал реформы, которые со временем позволили бы турецким курдам получить статус, устраивающий большинство из них, но не угрожающий при этом турецкому суверенитету.

Заключенное перемирие с боевиками Рабочей партии Курдистана, десятилетиями ведущими в Турции террористическую войну, и начавшийся вывод их подразделений в горы Кандиля на территорию Ирака — все шло к тому, что хотя бы Турцию не постигнет участь ее соседей. Но не случилось…

Так оно и вышло. Наиболее боеспособные части сирийских курдов — отряды народной самообороны, формируются сейчас по образу и подобию подразделений Курдской рабочей партии, воевавших и выведенных из Турции. Ввязавшись в сирийскую авантюру, турецкий премьер Эрдоган сделал роковую ошибку.

Доверившись увещеваниям из Вашингтона, он уже видел себя вершителем судьбы Сирии, а вместе с ней и двух миллионов сирийских курдов. Но вместо этого, предоставленный сам себе, вынужден сейчас думать о том, как сохранить собственную власть, и что будет с Турцией в том случае, если он эту власть не удержит.

Вскоре после отказа Запада от идеи военного вторжения в Сирию, газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала свою версию будущей карты так называемого Большого Ближнего Востока. В материале под заголовком «Как пять стран могли бы стать четырнадцатью» регион выглядит так, словно Третья мировая война уже закончилась.

По сути, в регионе не осталось ни одного государства, сохранившего свои прежние границы. К существовавшим уже до этого планам создания Большого Курдистана, в том числе, за счет части Турции, добавляется, скажем, раздел Ливии на Триполитанию, Криненаику и Мисурату, и даже Саудовской Аравии — от прогнозируемого распада которой на пять стран, например, появится государство Ваххабистан. Характерно и то, что границы Ирана пока остаются нетронутыми.

«Да, действительно, такие карты периодически вбрасывались со стороны американцев. К этому многие специалисты и в России, да и не только в России, с иронией относились. Но посмотрите сейчас на карту, и что бросается в глаза? Ирак фрагментирован, состоит из трех частей, Афганистан фрагментирован;  государства, которые стали жертвами «арабской весны», фрагментированы. Ливия фрагментирована, Египет тоже балансирует на гране фрагментации, Сирия, даже если с Асадом, без Асада — она, видимо, уже не будет таким государством, каким мы знали ее раньше. Очень серьезные процессы происходят в Турции. В результате мы видим, что в этом бурном хаосе, как всегда бывает, очень тесном геополитическом объятии многих центров мира рождается новый ребенок,  именуемый Курдистан», — полагает директор исследовательского центра Международного института новейших государств Станислав Тарасов.

На следующей неделе на Женевском озере должна открыться конференция по Сирии, созванная по инициативе России и США. Сюда, в курортный городок Монтрё, съедутся представители трех с лишним десятков государств.

Монтрё для Ближнего Востока — город мистический. Именно здесь когда-то готовились документы, подводящие для этого региона черту под Первой Мировой войной, начавшейся ровно 100 лет назад. Тогда нежелание ни с кем договариваться обернулось Второй Мировой, завоевания которой к настоящему моменту тоже поставлены под сомнение.

[wp_ad_camp_1]

И если перемены действительно назрели, то, возможно, судьба Сирии станет для всех собравшихся уроком того, с какой острожностью им предстоит проводить новые границы, если даже на бумаге они выглядят так, словно Третья Мировая уже закончилась.

Источник Информации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *