Франция на Ближнем Востоке: саудовский поводырь и новый бросок с ливанского «трамплина»

Франция на Ближнем ВостокеФранция возвращается на Ближний Восток. Этот вывод можно часто встретить в работах российских и зарубежных экспертов. Благо последняя активность французской дипломатии даёт серьёзные основания говорить о новом броске Парижа в регион. На самом деле, Франция никогда не уходила с Ближнего Востока. Она могла менять степень своей вовлечённости в региональные процессы, но присутствие здесь никогда не сворачивала. Последнее десятилетие вместило в себя все основные примеры такого снижения и увеличения активности Парижа.

В начале «нулевых» экс-президент Пятой республики Жак Ширак демонстрировал уклонение от непосредственного участия в наиболее проблемных точках стратегически важного региона. Самоустранение французов от участия в американской кампании «Иракская свобода» стала типичным образцом сосредоточения Парижа на своих внутренних проблемах.

Пришедший на смену Ширака амбициозный и гиперактивный Николя Саркози вывел внешнюю политику единственной ядерной державы континентальной Европы в фазу последовательной экспансии. Она охватила и Ближний Восток. Отличительной особенностью внешнего курса Франции с 2007 года стала концентрация на Средиземноморском регионе, лежащей к югу от него обширной зоне французских интересов на Африканском континенте.

Юго-восточное направление (с выходом на ближневосточный регион и зону Персидского залива) также вошло в круг приоритетных. Вышедшая в июне 2008 года «Белая книга» Франции («Livre Blanc Defense et Securite Nationale») задала внешнеполитический вектор президентства Саркози с учётом традиционных интересов Франции на обширном пространстве её исторического влияния (Северная Африка, северо-западное и северо-восточное побережья Африканского континента).

В документе также были представлены потребности военного и энергетического самоутверждения Франции на Ближнем Востоке. Прежде всего, в зоне Персидского залива. Саркози отстаивал комплексный подход в продвижении военных и экономических интересов Франции в отношениях с другими странами. К примеру, когда экс-президент участвовал в открытии военной базы в Абу-Даби 26 мая 2009 года (1), то он думал не только о военно-политических выгодах для своей страны, но и стремился к получению контрактов в ОАЭ для французских энергетических корпораций Total, GDF SUEZ, Areva.

В «Белой книге» редакции 2008 года констатировалось наличие так называемой «арки кризиса от Атлантики до Индийского океана» (от Атлантики через Средиземноморье к Персидскому заливу, странам Африканского Рога и Южной Азии). Франция приступила к оптимизации военно-политических позиций на Африканском континенте и созданию точек военного базирования в зоне Персидского залива.

Нынешний хозяин Елисейского дворца Франсуа Олланд во внешнеполитической сфере многое перенял от своего предшественника. Во всяком случае, он старается быть продолжателем «дела Саркози» в том, что касается поднятия международного престижа Франции. Положения «Белой книги» 2008 года в вопросе приоритетности для Парижа ближневосточного региона были отображены в новой редакции от 2013 года.

Франция идёт на сокращение численности вооружённых сил, пересматривает статьи оборонного бюджета в сторону их оптимизации под дело создания компактной, мобильной и высокотехнологичной армии. При этом позиции Пятой республики на Ближнем Востоке должны продвигаться с опорой на дипломатические усилия, которые, в свою очередь, стоят на страже военно-политических интересов Франции.

Именно в такой последовательности — «дипломатия — интересы в сфере военно-технического сотрудничества» — можно наблюдать разворачиваемую ныне Парижем политику в его отношениях с отдельными ближневосточными столицами. В период «ливийской кампании» многое говорилось о связях Франции с Катаром. После смещения центра конфликтогенной тяжести из Северной Африки в сердце Ближнего Востока (война в Сирии),

Франция обозначила значительный дрейф от катарцев в сторону их крупнейших соседей по Аравийскому полуострову. Саудовская Аравия выдвинулась в приоритетные партнёры Парижа. Тому причиной стал целый ряд факторов, обусловленных не только изначально высокой вовлечённостью Эр-Рияда в сирийские дела. Саудовцы присутствуют везде, где есть столкновение интересов между суннитским и шиитским лагерями Ближнего Востока. Будь то Сирия, Ливан, Бахрейн. Кстати, именно со вторжения подразделений саудовской армии в Бахрейн в марте 2011 года можно вести условный отсчёт склонения Парижа к целесообразности «сделать ставку» в регионе на Эр-Рияд. Чем, по сути, французская дипломатия ныне и занимается.

Ставка на саудовцев рисковая, но обещает большой выигрыш в случае благоприятного для Парижа стечения ближневосточных обстоятельств. Французы решили вновь вернуться на Ближний Восток, но на этот раз с акцентом на продвижение продукции своего оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Дипломаты Франции прокладывают дорогу на Ближний Восток оборонно-промышленным кругам второй экономики Европы. В главные заказчики и посредники в контактах с другими потенциальными партнёрами определена Саудовская Аравия.

В августе 2013-го поступили сведения о заключении группой французских компаний контрактов с саудовской стороной на сумму около $1,3 млрд. Предмет сделки − проведение капитального ремонта четырёх фрегатов и двух морских танкеров Королевства. Таким образом, французский концерн DCNS в качестве ведущего оператора проекта добился цели, к которой он шёл несколько лет, преодолевая, помимо прочего, конкуренцию немецких компаний в борьбе за саудовские заказы.

Осенью стало известно о приближающемся успехе другой французской оборонной корпорации на рынке Саудовской Аравии. Компании Thales прочат контракт на модернизацию саудовских зенитно-ракетных комплексов ближнего действия Shahine стоимостью $2,5 млрд. По данным российского Центра анализа мировой торговли оружием, в списке стран-импортёров вооружений и военной техники (ВВТ) Франции за период 2005-2012 годов Саудовская Аравия заняла третье место.

Фактический объём импорта составил $1,962 млрд. Согласно имеющемуся портфелю заказов, в 2013-2016 гг. Франция экспортирует в крупнейшую аравийскую монархию ВВТ на сумму $3,294 млрд.

Проверкой на прочность схемы взаимодействия Парижа и Эр-Рияда при посредничестве последнего выбран Ливан. К качественно новому освоению его рынка ОПК Франции стал примериваться ещё на рубеже 2009-2010 годов. К лету 2010-го в прессу попали обстоятельные выкладки намерений Франции поставить Ливану противотанковые ракеты класса «воздух — земля» к вертолётам Gazelle, находящимся на вооружении местной армии.

В 2010 году дело не сдвинулось с места во многом из-за обнаружившихся «подводных камней» на пути реализации данной сделки. Через каналы влияния в Конгрессе США Израиль донёс до потенциальных участников намечавшегося оружейного контракта свою крайнюю обеспокоенность. Тель-Авив озаботился возможным попаданием новых разработок французских оборонщиков в руки ливанского движения «Хизбалла».

Эта мысль была предельно доступно донесена израильской стороной до администрации Белого дома и руководства обеих палат Конгресса. Тогда США откликнулись на пожелания Израиля и зажгли перед Францией «жёлтый цвет» уже собственных опасений по поводу влияния сделки на неустойчивый баланс сил в регионе.

Ныне ситуация претерпела заметные изменения. Французы находятся на пике продвижения оружейной сделки с ливанцами на деньги саудовцев к логическому концу. В самом конце 2013 года президент Олланд в сопровождении министра иностранных дел Лорана Фабиуса нанёс визит в Саудовскую Аравию.

Как можно понять из комментариев саудовской прессы, визит оказался результативным. В первую очередь, с учётом достигнутого прогресса вокруг продажи Ливану французских противотанковых ракет, а также расширения номенклатуры военных поставок Пятой республики в эту ближневосточную страну (указывается 3-миллиардный объём предстоящих контрактов).

После встречи французского руководства с наследным принцем Королевства и по совместительству министром обороны Салманом бин Абдулазиз ал-Саудом такие саудовские информационные источники, как Al Arabiya, Arab News, оповестили о скором приближении точки отсчёта реализации пакетного оружейного соглашения. Саудовцы берутся стать его спонсором, покрыв весь финансовый объём сделки.

Бросок Франции на Ближний Восток с саудовско-ливанского «трамплина» симптоматичен. Альянс Парижа, Эр-Рияда и Бейрута назревал с 2005 года, когда произошло убийство премьер-министра Ливана Рафика Харири. Самые тесные политические связи последнего с Францией и не менее тесные бизнес-связи с монаршей семьёй Королевства легли фундаментом для нахождения точек трёхстороннего сближения в указанном альянсе. В ходе посещения Саудовской Аравии Олланд и Фабиус провели встречи с бывшим премьер-министром Ливана, лидером движения Tayyar Al-MustaqbalСаадом Харири и руководителем Национальной коалиции сирийских оппозиционных и революционных сил Ахмадом Джарбой.

Саад Харири готов продолжить дело отца в той части, которая затрагивает вопрос продолжения доверительных контактов и бизнес-интересов соответственно с французами и саудовцами. В дни визита Олланда на Ближний Восток саудовские и ливанские СМИ часто упоминали недавнее убийство приближённого к Сааду Харири бывшего министра финансов Ливана Мохаммеда Шатаха. И вновь здесь идёт «наставление» на след шиитской «Хизбаллы». По всей видимости, это уже «бальзам на душу» Израиля, который до настоящего момента не снял свои опасения в связи с надвигающимся французско-саудовско-ливанским контрактом.

Тель-Авиву дают понять, что «Хизбалла» и, в более широком контексте, Иран продолжают волновать Париж и Эр-Рияд. Насколько данные заверения определят дальнейшие действия израильской стороны — ещё предстоит понять в ближайшие недели. Но запущенный с новой силой французский «маховик» вовлечения в ближневосточные процессы уже не вызывает сомнений. Теряющему с катастрофической безысходностью рейтинг в своей стране президенту Олланду важна ещё одна, помимо операций в Мали и Центральноафриканской республике, «маленькая и победоносная» за пределами Франции.

Михаил Агаджанян — ближневосточный обозреватель ИА REGNUM

(1) База в Абу-Даби стала первым постоянным пунктом военного присутствия Франции в зоне Персидского залива с комплексной функциональной нагрузкой (ВВС, ВМС и тренировочный лагерь сухопутных войск). Военная база в ОАЭ также стала первым построенным за последние 50 лет форпостом Франции за пределами её территории.

Источник Информации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *