Режим меняет кожу: Гюль перехватывает политическую инициативу

Режим меняет кожу

Режим меняет кожу

Турция погружается в кризис, который становится беспрецедентным для трех сроков пребывания у власти правящей партии «Справедливость и развитие» (ПСР). Ранее ИА REX уже высказывало предположение, что после громкого коррупционного скандала, приведшего на первом этапе к отставке некоторых министров и серьезному обновлению правительства, на поверхность выплывет политическая комбинация, которая может оказаться гибкой, сложной и растянутой во времени.

Тем более, что заблокировать второй этап коррупционного скандала правительству не удалось, хотя оно и успело провести серьезную чистку в полиции и в прокуратуре. Верховный суд Турции отменил решения кабинета о новых правилах ведения следствия, а прокуратура отказалась выдать правительству собранные коррупционные досье на ряд высокопоставленных чиновников, входящих в ближайшее окружение Эрдогана.

[wp_ad_camp_1]

И не только это. Подавший в отставку министр по охране окружающей среды ТурцииЭрдоган Байрактар сделал скандальное заявление. По его словам, в представленных ему в ходе расследования досье документах «была подпись премьер-министра Эрдогана, и действия осуществлялись по его поручению». Таким образом, правоохранительные органы «подвесили» Эрдогана на потенциальном компромате, который может быть и должен быть запущен в политический оборот при определенных условиях. При этом ЕС призвал турецкие власти обеспечить максимальную прозрачность в расследовании дел о коррупции, а комиссар ЕС по вопросам расширения Штефан Фюле «выразил озабоченность действиями правительства в отношении следственных органов».

По данным некоторых турецких СМИ, второй этап операции «Большая взятка» будет касаться таких острых сюжетов, как операции «Аль-Каиды» в Турции, а также коммерческие сделки с участием депутатов и других должностных лиц. Более того, велика вероятность того, что в дальнейшем ситуация в Турции будет все больше «мутировать» в сторону выявления соотношения сил между различными группировками внутри власти, когда противоречия между претендующими на лидерство политиками будут переходить из латентного состояния в публичное противоборство. Все признаки уже налицо.

Начнем с того, что как заявил бывший глава дисциплинарной комиссии правящей ПСР Мелик Баят, «в рядах правящей партии сложилась олигархическая группа, которая проводит собственную политику, что является неприемлемым и наносит серьезный ущерб партии, поляризует общество». Так был дезавуирован тезис Эрдогана, согласно которому в Турции якобы существует так называемое «глубинное правительство», созданное находящимся в США известным проповедником Фатуллахом Гюленом.

Баят также опроверг заявление Эрдогана, что коррупционный скандал «был инициирован из-за рубежа». Неслучайно именно в этот момент — после некоторой паузы — на сцену вышел президент Турции Абдулла Гюль. В интервью телеканалу Habertürk он заявил следующее. Во-первых, «если укрывать коррупционные деяния, общество будет разлагаться. Этот вопрос нужно довести до конца. Не бояться могут только те, кто не совершал правонарушения». Во-вторых, он не согласился с мнением Эрдогана, которое проводит параллели между начавшейся 17 декабря антикоррупционной операцией и событиями в парке Гези.

По его словам, «это два разных вопроса». В-третьих, Гюль подчеркнул, что парламентский образ правления является более подходящим для Турции: «Я думаю, что парламентская система более подходящая для Турции. Но если большинство этого захочет, может быть и президентская форма правления».

В-четвертых, по его словам, в Турции «не может быть никакого «государства в государстве», «каждый может работать в государственных учреждениях, будь то армия, судебная система или же другие государственные институты», и «они должны руководствоваться Конституцией, законами и уставными положениями тех учреждений, где работают или служат». Таким образом, в сформировавшемся политическом дискурсе речь не ведется о каком-то «теневом правительстве Гюлена», а больше выражается согласие с мнением бывшего главы дисциплинарной комиссии правящей ПСР Баята. При этом важно отметить, что в компетенцию президента Турции входит не только утверждение законов, принятых парламентом, но и назначение на ключевые должности в судебной системе, против которой сейчас ополчился Эрдоган.

То есть по факту Гюль уже выступает в роли главного не скомпрометированного скандалами толкователя происходящих в Турции событий. Это становится все более очевидным после того, как вслед за Гюлем Эрдоган в стамбульском дворце «Долмабахче» решил провести встречу с журналистами-публицистами и представителями неправительственных организаций. Правда, эта встреча была объявлена закрытой.

Возможно, что Эрдоган просчитывает свои шаги к тактическому отступлению, пытается осуществить некоторый информационный «вброс» зондирующего свойства, чтобы потом — в случае необходимости — сослаться на то, что «его не так поняли». В интерпретации присутствовавших на встрече журналистов, глава правительства высказал такие важные позиции:

[wp_ad_camp_1]

1. Он получил послание от контролируемого Гюленом движения «Хисмет», в котором правительству предлагается перемирие. Эрдоган не упомянул Гюлена по имени, а лишь заявил, что «полученное письмо подписано лидером «Хисмет»». Премьер уточнил, что будто бы это движение «пытается вбить клин между ним и президентом Абдуллой Гюлем», и что «сложности провокационного характера в стране, видимо, будут продолжаться до местных выборов, намеченных на 30 марта 2014 года».

2. Эрдоган сообщил, что «ищет пути для повторного суда над офицерами, осужденными по делам «Эргенекон» и плана переворота Balyoz («Кувалда»), и что «дал поручение министерству юстиции найти пути для исправления приговоров». То есть, идя накануне региональных выборов на фактическую политическую реабилитацию военных, которых подозревали в подготовке военного переворота, Эрдоган пытается выстроить альянс с военными. Во всяком случае, осужденный за участие в подготовке переворота бывший начальник генштаба Илькер Башбуг уже подал прошение об освобождении из тюрьмы, в котором заявил, что «слова премьер-министра Эрдогана о бандах внутри государства служат доказательством его невиновности». Неслучайно и то, что военные в своей жалобе в прокуратуру обвинили именно «следственные органы и судебные инстанции в игнорировании требований адвокатов на процессах против отставных и действующих офицеров, а также в манипуляции доказательствами».

Но удастся ли на данном этапе Эрдогану перевести «все стрелки» на контролируемую Гюлем судебную систему, и не является ли это также тактическим ходом со стороны военных — сначала разорвать существующий тандем Гюль-Эрдоган, а затем расправиться с каждым из них в одиночку? И какая роль в этой комбинации отводится лидеру турецкой оппозиционной Республиканской народной партии Кемалю Кылычдароглу, который заявляет, что новая интрига с военными может позволить Эрдогану «отвлечь внимание общественности от коррупционного скандала»?

Экспертам еще предстоит выявить набор факторов, связанных с нынешним политическим кризисом в Турции. Очевидно то, что Эрдоган был застигнут врасплох в момент, когда перестал быть разборчивым в средствах укрепления своей власти, и стал терять былую политическую устойчивость. Его новое психологическое состояние становится доминирующим мотивом в принятии решений. Кроме того, у него в арсенале, как выясняется, оказывается минимальное количество аргументов, позволяющих оказывать манипулятивное воздействий на общество, поскольку его классически «подвесили» на компромате.

Напомним, что согласно решению Конституционного суда страны, нынешний президент Турции Гюль имеет право баллотироваться на второй президентский срок. В то же время до недавнего времени внутри ПСР была сильна группировка, намеревающаяся выдвинуть на этот пост Эрдогана. Под этот маневр готовится новая Конституция страны. Этот процесс сорван. За 25 месяцев работы комиссии согласовано только 60 статей из 112. В 2014 году в Турции состоятся сначала — в марте — региональные, а затем — в августе — президентские выборы. К президентским выборам ПСР была намерена подойти с новыми конституционными поправками, наделяющими главу государства бóльшими полномочиями. Не получается. По данным Hurriyet Daily News, ПСР может представить свой вариант конституции на рассмотрение парламента, притом, что имеющееся в ее распоряжение количество голосов не является достаточным для принятия поправок. Другой сценарий предполагает альянс ПСР с основной оппозиционной Народно-республиканской партией (НРП). Такое сейчас маловероятно.

Ранее один из близких соратников Эрдогана предлагал следующую комбинацию: «Срок пребывания на посту Абдуллы Гюля — 7 лет, он завершится в 2014 году. В 2014 году Эрдоган избирается президентом. В это время Абдулла Гюль не будет депутатом и не сможет сразу стать премьер-министром. Временно эту должность займет Бюлент Арынч. Затем будет созван чрезвычайный съезд правящей партии, и Абдулла Гюль будет избран ее председателем и, войдя в парламент по итогам выборов 2015 года, станет премьер-министром». Однако после протестного движения летом 2013 года, связанного с реконструкцией парка Гези в Стамбуле, Арынч заявил о намерении уйти из «большой политики». Теперь под ударом оказался Эрдоган. Что касается Гюля, то он активно дрейфует в сторону от «генеральной линии» ПСР. В отличие от Эрдогана, назвавшего активистов и демонстрантов в парке Гази «кучкой террористов и разбойников», Гюль заявил, что «в демократическом обществе люди имеют право на возражение». В частности, он осудил и решение лишить неприкосновенности депутатов курдской партии «Мир и демократия», а также запрет на проведение акций протеста в Анкаре. Плюс к этому уже обозначенная нами его особая позиция в связи с коррупционным скандалом.

[wp_ad_camp_1]

В итоге Эрдогану необходимо искать нестандартные решения, позволяющие сковать маневренность его оппонентов. Если он не предпримет неожиданный ход в отношении курдов, которым в последнее время уделял немало внимания, события в Турции будут развиваться еще по более интригующему сценарию. Остается только ждать.

Станислав Тарасов   Источник Информации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *